Дорога домой. Выпуск ДД-08.8р  [04окт08]
БРАК И СЕМЬЯ.
(В православно-русском понимании).
Проф. И. М. Андреев. РПЦЗ. 1966 г.

Эта замечательная статья находилась в Приложении к книге проф. И.М.Андреева, Православно-Христианское Нравственное богословие. (Краткое конспективное изложение лекций, читанных в Св.-Троицкой Духовной Семинарии). 1966 г. Holy Trinity Monastery, Jordanville, NY.

    Содержание:  (1) Библия и брак(2) Христианство и брак(3) Скорби в браке(4) Жених и невеста или  муж и жена(5) Дисгармония в спальне(6) Дети в семье(7) Развод(8) Превращение мужа и жены в  отца и мать(9) Аборт(10) Семья – клеточка социального организма(11) Муж в семье(12) Жена в семье(13) Влияние отношения мужа к  жене на детей(14) Ежевечерняя исповедь(15) Измена(16) Неверующий муж и  верующая жена(17) Воздействие на детей(18) Брак в СССР(19) Современный брак(20) Возрождение семьи.

1 – Библия и брак.
Проблема брака – стара как мир.
    Библейское сказание о сотворении мира полно сверхчеловеческой мудрости. Только оно одно может выдержать самую строгую, самую придирчивую критику. Вот почему большинство величайших ученых верит в Бога и в Богооткровенные книги, т.е. в Библию.
    Библейские образы, помимо своей глубины и сложности, являются еще и художественными образами, почему они и привлекали и будут привлекать к себе внимание величайших представителей всех искусств: поэзии, музыки, живописи и скульптуры.
    Чтобы уяснить себе всю глубину проблемы брака, следует начать рассмотрение этой проблемы с религиозной точки зрения.
    Первый брак был брак Адама и Евы в раю. Они были сотворены Богом и брак их был благословлен, как была благословлена и вся земля и все, что на ней совершалось в то время.
    Первым, по библейскому сказанию, был сотворен Адам, т.е. мужчина, затем из ребра его была сотворена Ева, ибо Бог сказал: «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему».
    И сказал человек: «Вот это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женой, ибо взята от мужа».
    Дальше в книге Бытия говорится: «И оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей и будут одна плоть».
    Апостол Павел прибавлял к этим словам: «Тайна сия велика есть!»
    Воистину брак есть великая тайна!

2 – Христианство и брак.
Христианство не только подтвердило ветхозаветную истину о браке как таинстве двуединства (двое будут одна плоть), но дало еще новый глубокий прообраз браку: единение Христа и Церкви.
    О взаимоотношениях мужа и жены апостол Павел говорит: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу. Потому что муж есть глава жены, как Христос – глава Церкви... Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее... Так и мужья должны любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь... Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя, а жена да боится своего мужа» (Ефес.5). Конечно, «боится» надо понимать не в обывательском житейском смысле рабского страха, а в религиозном: «бояться» обидеть, «бояться» оскорбить, «бояться» сделать неприятное любимому, «бояться» потерять его любовь и расположение, и, наконец, «бояться» получить справедливое и заслуженное наказание.
    Таков должен быть христианский брак.
    В христианском браке мужчина должен быть главой, а женщина соответственным ему (восполняющим его) помощником. Мужчина – муж, должен любить свою жену, как Христос Церковь, т.е. должен, любить больше чем себя, должен быть готов отдать свою жизнь за жену.
    Жена, в ответ на такую самоотверженную любовь, должна покоряться любимому.
    Обывательская мысль с этим согласиться не может. Современные женщины обычно говорят: «ну, уж нет! Чтобы я позволила мужу помыкать мною! Никогда! Наоборот! Я всегда хочу и буду командовать мужем»!
    В этих словах глубокое недоразумение, недомыслие, клевета на христианский брак. Зачем помыкать? Ведь в истинном христианском браке любящий муж достоин доверия и самоотвержения!
    Если современный «идеал» брака заключается в том, чтобы ни в коем случае муж не был главой, – тогда и ищут себе такого мужа, который главой быть не может.
    Вместо брака – двуединства, в котором мужское начало любви является первенствующим, получается иной брак, в котором обе стороны равноправно несамоотверженны, любят только самих себя, свою самость (отсюда слова: «самец» и «самка»).
    Христианская Церковь, среди своих семи таинств, имеет и таинство брака. Церковь благословляет брачущихся, напоминая им об идеале брака.
    Таинство Брака есть телесно-духовное единение, двуединство мужчины и женщины.
    Венцы над головами брачущихся – символы, прежде всего символы мученичества, ибо благословенный брак несет с собой непременно много страданий. Прежде всего страдания начинаются во исполнение завета: «несите тяготы друг друга!»
    Насколько человечество далеко ушло от основных религиозных райских принципов жизни, построенной на всеобщей взаимной любви, видно из того огромного труда, который требуется для осуществления этой любви только среди двух существ: мужа и жены.

3 – Скорби в браке.
Кроме тягот, которые приносят друг другу в браке муж и жена, они получают еще другие тяготы, когда появляются дети.
    Скорби в браке неизбежны, и брак есть всегда особого рода мученический подвиг!
    Думают ли об этом вступающие в брак? Всегда ли серьезно относятся к этому таинству? – Почти никогда!
    Но венцы над головами брачущихся – не только символ мученичества. Они в то же время и символ помощи свыше, символ победы, награды, торжества и славы!
    В таинстве брака Церковь не только венчает на мученичество, но и увенчивает обещанием помощи свыше и обещанием торжества добра. Per aspera ad astra!

4 – Жених и невеста или муж и жена?
Прекрасно время, когда любящие друг друга – мужчина и женщина – жених и невеста. Но насколько прекраснее, в христианском браке, то время, когда они становятся мужем и женой!
    В любви между женихом и невестой еще нет полноты любви.
    У Надсона есть стихотворение: «Только утро любви хорошо!»
    С глубокой тонкой грустью в этом стихотворении подмечено то, что так часто бывает в реальной жизни. Этот искус выдерживают не многие.
    Для кого «только утро любви хорошо», тот не знает истинной любви. Для того, конечно, всегда невеста лучше жены и жених лучше мужа.
    В одной из современных песен поется: «Как невесту Родину мы любим!» Этим хотят высказать самую большую, самую лучшую любовь. Эта песня не случайна. Современность почти не знает любви к жене, которая лучше любви к невесте!
    Насколько глубже крик мучительной любви к России у Блока: «О Русь моя! Жена моя!...»
    Здесь «жена» – символизирует самую огромную, самую глубокую любовь, какая возможна в жизни.
    В истинном христианском браке любовь никогда не идет на убыль. Наоборот, с годами она растет, ширится, углубляется, одухотворяется. Такую любовь, «широкую как море, вместить не могут жизни берега», и она здесь еще, на временной земле, начинает превращаться в любовь вечную и становится воистину «сильнее смерти!»
    Так должно быть! Таков должен быть христианский брак.
    Но как же бывает в жизни реальной?

5 – Дисгармония в спальне.
Лев Толстой говорил, что самые глубочайшие трагедии жизни – это трагедия спальной. Действительно, трагедия брака – очень часто разыгрывается в спальной.
    Отсутствие гармонии в телесных отношениях, при наличии единения духовного – бывает иногда глубоко трагично.
    Несоответствие половых темпераментов часто приводит к самоубийству (см. Дюркгейм – «Самоубийство»). Тютчев считал близнецами самоубийство и любовь.
    Интимные моменты брака – очень редко изображаются в высокохудожественной поэзии (другое дело – в бульварных романах). Для этого требуется углубленное эстетическое преодоление естественных этических препятствий.
    Таким преодолением является знаменитое стихотворение Пушкина – «Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем», в котором Пушкин изобразил гармонию телесных брачных отношений, при наличии различных половых темпераментов.
Об этом стихотворении такой целомудренный человек, как С. Т. Аксаков, воскликнул, «побледнев от восторга»: «Как он об этом рассказал!»
    Необычайно мужественный темперамент Пушкина и столь же необычайно женственный темперамент его жены Н. Н. Гончаровой – дали гармонию телесных отношений. Телесно, в браке Пушкин был счастлив. Но духовного единства совершенно не было. И брак кончился трагично: дуэлью и смертью Пушкина.
    В стихотворении Юрия Верховского «И это все?» – замечательно тонко и художественно изображено состояние дисгармонии телесных и духовных взаимоотношений. Но тут же дается едва уловимый намек на возможность будущей гармонизации отношений на основе взаимной чуткости:
«И это все? – сказала ты,
Склонив померкшие черты,
В ответ на то, что вихрем счастья
Казалось в буре сладострастья!
И это – все? Туман покрыл
Сиянье радостное крыл.
Я медлил, пред тобой склоненный —
Угасший вдруг и опаленный.
Дисгармонии могут быть и гораздо глубже и трагичнее (См. «Жизнь» Мопассана, «Эуген Несчастный» Эрнста Толлера, «Идиот» Достоевского и друг.).
    В русской философской литературе имеется на тему об этих дисгармониях большой труд В. В. Розанова – «Люди лунного света».

6 – Дети в семье.
Когда в браке появляется ребенок или дети – тогда брак превращается в семью, в которой начинает осуществляться уже не двуединство, а триединство и многоединство людей.
    Брак есть воссоединение двух полов, т.е. половин до единого целого. Но пол – не простая однородная половина. Мужчина и женщина разные элементы, и брак есть не просто двуединство, а нечто новое (подобно; водород и кисдород – вода). В браке брачущиеся получают нечто совершенно новое, чего не могут никогда получить будучи отдельно. Символом этого нового является дитя, которое есть реальное осуществление и двуединства (ибо в нем одном – и отец и мать) и новизны (его собственная новая личность).
    В каждом ребенке – кроме того имеется веяние святости – («их есть Царство Небесное»). Ребенок как бы возрождает бывшую и утерянную святость родителей.
    Идеальное тело человека – прекрасно.
    Тело женщины – преимущественно прекрасно («прекрасный пол»), но самая совершенная, самая прекрасная красота – красота младенческая, которую идеально-глубоко понимал и изображал Рафаэль.
    Один из замечательных художников слова – И. А. Гончаров – так писал о младенцах Рафаэля: «Ни у кого нигде светлее, прозрачнее, так сказать, и чище не отражалась и красота младенческая, как в картинах Рафаэля... Его младенцы всегда как будто облиты лучами солнца – так мягки, нежны, младенчески пухлы и теплы их формы под его кистью, что как будто нет у них контуров. Красота его младенцев всеобщая, всемирная красота, не имеющая национальностей. Она во взгляде непорочности и неведения, чуждом всякой порчи и тени, она в улыбке, она в слезах – она, наконец, в этой младенческой грации движений, которой не в силах нарушить ребенок, как он ни кривляйся!.. И все младенцы нежного возраста – более или менее Рафаэлевские младенцы».
    Особенную заслугу Рафаэля И. А. Гончаров видит в совершенной передачи в живописи – «грации и непорочности вечной детской красоты!»
    Самое красивое явление в жизни – это образ матери с младенцем на руках.
    Бездетный брак – всегда ущербный.
    Женщина (сотворенная из «ребра») – тоже всегда своего рода ребенок. Ап. Павел называет женщин – «немощным сосудом». Этого никогда не должен забывать мужчина – муж!
    Современная обывательская психология этого совершенно не понимает, а современные «эмансипированные» женщины считают подобный взгляд для женщин даже «оскорбительным».

7 – Развод.
«Что Бог соединил, того человек да не разлучает» – учит Церковь.
    Развод, как принцип – религиозно запрещается. Православная Церковь разрешает развод очень редко и только по благословению епископа.
    С биологической точки зрения – развод есть тоже трагедия, трагедия биологическая. Чрезвычайно интересен биологический факт, когда у белой женщины от белого мужа родился черный ребенок, потому что прежде эта женщина имела другого, черного мужа! Какое огромное значение, следовательно, даже биологически, имеет первый муж!

8 – Превращение мужа и жены в отца и мать.
Когда в браке появляются дети – муж и жена изменяются (и очень глубоко) – превращаясь в отца и мать. Это пробный камень истинного брака.
    Любовь жениха и невесты углубляется и одухотворяется в любви мужа и жены и достигает своей вершины в любви отца и матери. В христианском браке дети связывают духовными узами родителей между собой очень крепко. Христианский брак превращается в христианскую семью. Мужественный мужчина – отец, становится еще более «мужественным» и не боится заниматься «бабьим» делом – нянча детей, если это понадобится. Женственная женщина – мать становится еще более женственной. Женщина-мать – в христианском браке становится лучшей женой (и отец – лучшим мужем).
    Ведь муж не только муж, но и отец, т.е. тот, без которого нет и не могло быть материнства. Детям нужна не только мать, но и отец, которого мать никогда заменить не может. И настоящая мать это чувствует, знает, понимает и становится лучшей женой, тем больше, чем она больше мать, т.е. чем она больше любит детей.
    Но не только из-за любви к детям мать становится лучшей женой. Имеется еще одно условие. Дело в том, что в материнстве женщина может потерять самое себя, раствориться в детях до основания, потерять ощущение своего «я». Но общение с мужем – спасает ее от этого. В самой самоотверженной любви к мужу женщина никогда не растворится до конца, если есть дети. Наоборот, она глубже почувствует свою женскую индивидуальность.

9 – Аборт.
С религиозной точки зрения противозачаточные средства и аборт – совершенно недопустимы. Аборт – есть детоубийство, а противозачаточные средства – есть блуд.
    «Бог дает ребенка – даст и на ребенка» – говорит мудрая, религиозная русская пословица.
    Возмездием за аборт (т.е. за детоубийство) очень часто бывает смерть рожденного и любимого ребенка.
    Если мать сохранила свою жизнь ценою жизни ребенка — ее нормальная христианская совесть не может быть спокойна, ибо она все-таки убийца. Но никто не назовет убийцей ребенка, родившегося ценою жизни матери.
    О мучениях христианской совести после совершения аборта прекрасно написала современная русская поэтесса Мария Шкапская.
Вот два ее стихотворения на эту тему:
***
Да, говорят, что это нужно было...
И был для хищных гарпий
страшный корм,
И тело медленно теряло силы,
и укачал, смиряя, хлороформ.
И кровь моя текла не утихая,
не радостно, не так как в прошлый раз,
И после наш смущенный глаз не радовала
колыбель пустая.
Вновь, по язычески, за жизнь своих детей
приносим человеческие жертвы,
А Ты, о Господи, Ты не встаешь
из мертвых на этот хруст
младенческих костей!

***
Не снись мне так часто, крохотка,
Мать свою не суди.
Ведь твое молочко не тронутым
Осталось в моей груди.
Ведь в жизни – давно узнала я –
Мало свободных мест,
Твое же местечко малое
В сердце моем как крест.
Что ж ты рученькой маленькой
Ночью трогаешь грудь?
Видно виновной матери
Не уснуть?

    Аборт в современной жизни имеет огромное распространение. Где же нормальная женская совесть? Отчего она на таком глубоком ущербе? Оттого, что забыты основы христианского брака.

10 – Семья – клеточка социального организма.
Первый ребенок обыкновенно бывает биологически неполноценный. Мать это чувствует, и тревожится и заботится о первом ребенке (особенно, если он единственный) – часто до болезненности. Иногда даже развивается особый, так называемый «невроз материнства».
    При этом неврозе матери – ребенок обычно тоже становится невропатом. Гораздо нормальнее, если в семье несколько детей. Семья – первая социальная клеточка социального организма, именуемого человечеством.
    Социальная проблема, с одной стороны, есть проблема религиозная, а с другой – проблема семьи. В конце концов, вся социальная проблема есть проблема религиозной семьи.
    В семье – (если она большая – еще лучше) – могут развиваться всевозможные социальные эмоции. Немецкий психолог и педагог Шарлотта Бюлер высказала очень интересную мысль о том, что жизнь взрослого человека есть лишь более углубленная и более расширенная детская жизнь. В этом много правды!

11 – Муж в семье.
В нормальном христианском браке отец является духовным главой семьи, ее опорой, ее защитой. Жена и дети чувствуют себя спокойно, когда отец дома, рядом с ними. В трудные минуты жизни отец дает окончательное, продуманное, выстраданное решение и принимает на себя всю полноту ответственности. Он защищает в нужные минуты и юридически, и морально, и, если надо, физически. Он показывает личный пример мужества. Он успокаивает в тревоге. Он один остается твердым, когда все в отчаянии (напр., при огромном горе). Он – моральная сила. Он строгий, и мудрый, и высший суд в семье. И он же самоотверженно любящий, готовый отдать свою жизнь за жену и детей, если это понадобится.

12 – Жена в семье.
Жена – всегда рядом с мужем, всегда друг, самый близкий, единственный в своем роде, «помощник», «соответствующий», т.е. дополняющий мужа. Жена знает иные стороны жизни, которые недоступны мужу. Он умеет по новому посмотреть и оценить события. Жена всегда знает, понимает, видит насквозь своего мужа, умеет его успокоить в «минуты душевной невзгоды»; понимает подсознательные мотивы действий мужа лучше, чем он сам. Поэтому, в тяжелые личные минуты жизни, мужу легче бывает с женой; он набирается сил около жены; мужская угловатость и резкость сглаживается и смягчается ее лаской, ее словом, одним ее присутствием.
    Жена смягчает законный и парализует незаконный гнев отца на детей. Жена дает на «семейном совете» свой, особый, «сердечный» совет.
    Иногда жена-мать имеет совершенно особенные, исключительные переживания, на которые способны только женщины. Ср. сборник «Полевые псалмы»: Плач Адама по Авеле и Евы по Каине.

13 – Влияние отношения мужа к жене на детей.
Отношения мужа к жене (т.е. отца к матери) – воспринимаются детьми как мембраной. Дети спокойны, когда отец и мать дружны, и очень тревожны, когда они ссорятся.
    В христианском браке дети любят и уважают родителей, всегда чувствуют духовную связь с ними, дорожат этой связью. «Духовная пуповинка» тем дольше связывает детей с родителями, чем более брак и семья приближаются к идеальному. И наоборот, чем меньше брак и семья становятся христианскими — тем скорее и глубже дети отходят от родителей, замыкаются в себе, имеют «свою жизнь», «свои интересы», «свои секреты и тайны».
    Первый дневник, который подросток не хочет или не может показать отцу или матери – первая ступень к распадению семьи.

14 – Ежевечерняя исповедь.
В идеальном христианском браке муж и жена должны ежевечерне исповедоваться друг перед другом и быть совестью друг друга. Дети тоже должны перед сном исповедоваться перед отцом или матерью.
    Такая исповедь – самый лучший моральный цемент для семьи. В христианском браке и семье совершенно не должно быть лжи. В этом отношении семья является «домашней церковью».

15 – Измена.
Самый большой грех и самое большее преступление в семье – это измена, нарушение супружеской верности. Измена в браке – Иудин грех – ведет к смерти брака и к распаду семьи.
    Слова «муж» и «любовник», «жена» и «любовница», в русском языке звучат весьма различно.
    Тема «измены» очень часто изображается в художественной литературе. Чрезвычайно ярко и своеобразно она звучит в стихотворении Блока, где изображена глубокая горечь у обманутого мужа, и в стихотворении М. Шкапской – где изображено отчаяние и этический солипсизм (т.е. нравственное одиночество) – у оставленной жены. Вот эти два стихотворения.

А. Блок.

Зимний ветер играет терновником,
Задувает в окне свечу.
Ты ушла на свиданье с любовником.
Я один. Я прощу. Я молчу.
Ты не знаешь, кому ты молишься —
Он играет и шутит с тобой.
О терновник холодный уколешься,
Возвращаясь ночью домой.
Но давно прислушавшись к счастью,
У окна я тебя подожду.
Ты ему отдаешься со страстью.
Все равно. Я тайну блюду.
Все, что в сердце твоем туманится,
Станет ясно в моей тишине.
И когда он с тобой расстанется,
Ты признаешься только мне.

М. Шкапская:

Я верю, Господи, но помоги неверью.
В свой дом вошла и не узнала стен.
В свой дом вошла и не узнала двери.
И вот — не встать с колен.
И дети к сердцу моему кричали,
Но сердце отступило прочь.
И в яростной моей печали
Сам Бог не мог помочь. –
Мой муж меня оставил в эту ночь!

Леонид Андреев в прекрасном рассказе «Цветок под ногой» удивительно тонко и трогательно изобразил переживания того, о ком обыкновенно забывают при измене — ребенка пяти лет, Юрочки, который нечаянно подсмотрел измену своей матери и был раздавлен, как «цветок под ногой».
    Измена супружеской верности в семье, где есть дети – величайшая и религиозная, и моральная, и социальная, и биологическая трагедия.
    Если такое несчастье случится в христианском браке, – верная половина (муж или жена) должна остаться верной.
    Данте утверждал, что «истинная любовь не может не быть взаимной». И верность в ответ на измену – иногда творит чудеса и возвращает через некоторое время заблудшегося.

16 – Неверующий муж и верующая жена.
Насколько реально Церковь считает брак тайной двуединства, видно из учения о том, что «неверующий муж освящается верующей женой, и неверующая жена освящается верующим мужем» (1Кор.7:14).
    Неизреченную, дивную, благоуханную красоту неизменной любви, любви, которая на измену отвечает неизменной верностью – показал нам в высокохудожественных образах Владимир Соловьев:

У царицы моей есть высокий дворец,
О семи он столбах золотых,
У царицы моей семигранный венец,
В нем без счету камней дорогих.
И в зеленом саду у царицы моей
Роз и лилий краса расцвела,
И в прозрачной волне серебристый ручей
Ловит отблеск кудрей и чела.
Но не слышит царица, что шепчет ручей,
На цветы и не взглянет она:
Ей туманит печаль свет лазурных очей
И мечта ее скорби полна.
Она видит: далеко, в полночном краю,
Средь морозных туманов и вьюг,
Злою силой тьмы в одиночном бою
Гибнет ею покинутый друг.
И бросает она свой алмазный венец,
Оставляет чертог золотой
И к неверному другу, – нежданный пришлец, –
Благодатной стучится рукой.
И над мрачной зимой молодая весна –
Вся сияя – и склонилась над ним, –
И покрыла его, тихой ласки полна,
Лучезарным покровом своим.
И низринуты темные силы во прах.
Чистым пламенем весь он горит,
И с любовию вечной в лазурных очах
Тихо другу она говорит:
«Знаю, воля твоя волн морских неверней,
Ты мне верность клялся сохранить, –
Клятве ты изменил, но изменой своей
Мог ли сердце мое изменить?»

17 – Воздействие на детей.
В христианском браке воздействие на детей, если они уклоняются от здоровых, добрых и истинных принципов семейной жизни, – может быть только одно: отлучение их на некоторое время от благодатной теплоты родительской любви.
    По словам св. Ефрема Сирина, так Бог иногда оставляет на некоторое время людей («как мать оставляет свое дитя»), чтобы лишившись благодатной теплоты родительской любви – они, тоскуя по потерянному, потянулись бы с большей силой обратно «в объятия отчия».
    В более старшем возрасте возможно допускать только наказания, которые логически вытекали бы из совершенного поступка. При этом и теоретически необходимо научать подростков понимать глубокую мудрость простых религиозных русских пословиц, как напр., «не руби сук, на котором сидишь», «не рой яму другому, сам в нее попадешь»; «не плюй в колодец, пригодится воды напиться»; «что посеешь, то и пожнешь»; «как аукнется, так и откликнется»; «сама себя раба бьет, что нечисто жнет»; «кто сеет ветер – пожинает бурю» и т.п. и, наконец, евангельское правило: поступай так, как хочешь, чтобы поступили с тобой.

18 – Брак в СССР.
История брака ясно нам показывает, что его формы колеблются, меняются, приспособляются у разных народов в разные времена к запросам самой жизни, которая всегда ставила и будет ставить два диаметрально противоположных требования:
    1) или – религиозные основы, религиозное осмысление брака и семьи;
    2) или – полное освобождение брака и семьи от «ига» религии.
    Больше всего для этого «освобождения» сделано за последние сорок лет в СССР. См. напр., определение брака в «Большой Медицинской Советской Энциклопедии»:
    «Брак есть более или менее продолжительная связь мужчины и женщины на основе полового сожительства, создающая для них определенные права и обязанности (по распределению труда, по владению и пользованию имуществом, по воспитанию детей) – и получающая общественно-государственную санкцию». Вот и все? Просто и ясно. Никаких проблем!
    Прежде всего, отрицается брак как таинство. «Никаких венцов!» Происходит «женская эмансипация», духовные прерогативы мужа и отца (т.е. то, что требуется и религией и биологией!) – упраздняются, христианский брак оклеветан и осмеян. Развод становится привычным. Аборт подлежит ведению только врачей.
    Семья, которая в христианском браке является органическим целым – превращается в механическую сумму членов семьи.
    Такая «семья» не может создать здоровой социальной ткани! Социальный организм: общество, государство, человечество начинает разрушаться и превращаться в хаос.
    Наша несчастная Родина Россия – превращается в СССР. Великие заветы самой целомудренной в мире великой русской литературы – перестают волновать юное поколение современности. Им непонятны и даже смешны – Пушкинская Татьяна с ее ответом Онегину: «Я другому отдана, и буду век ему верна», Тургеневская Лиза – отказавшаяся соединиться с женатым человеком, Толстовская Наташа – руду своей стремительной страстности сублимировавшая в идеальную жену и идеальную мать, Катерина из «Грозы» Островского, которая самоубийством, в состоянии реактивного психоза, заплатила за свое увлечение, и многие другие.

19 – Современный брак.
Современный брак представляет собой почти всегда трагедию: или трагедию пошлости или трагедию безсмысленных страданий.
    О, как нужны церковные «венцы» для современных браков!
    Ибо скорби, без которых не бывает браков, получают и глубокий смысл и оправдание – только в религиозном аспекте. С христианской точки зрения эти скорби бывают двух родов. Одни посылаются Богом под знаком тех мученических и в то же время победоносных венцов во исполнение завета «нести тяготы друг друга», а другие – вытекают, как следствие нарушения законов Божиих. Первые в христианском браке, усовершают людей, содействуют духовному росту, ведут через терния к звездам, и за эти скорби рано или поздно люди горячо благодарят Бога.
    Что касается вторых – то для преодоления их надо только сознать свои грехи, раскаяться в них и постараться их больше не повторять, и тогда Господь, «целующий намерения» – превратит эти скорби в новые духовные, огромный радости, ибо «не мерою» дает Бог радостные блага Своего Св. Духа тем, кто любит Его и стремится исполнять Его заповеди: заповеди Любви и Истины.

20 – Возрождение семьи.
Возрождение русской христианской семьи – наша основная современная задача. Возродится такая семья – возродится и Россия.


Примечание.
[П1] Снято с эл. страниц (сайта) «Русский инок»:
http://www.russian-inok.org/.
[П2] Для лучшей наглядности материала автор «Дороги домой» прибавил подзаглавия и в некоторых местах жирный шрифт.
[П3] Биография И.М.Андреева: http://zarubezhje.narod.ru/.


• НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ • НАВЕРХ

(ДД-08.8р),  http://www.dorogadomoj.com/  dr088and.html,  (нач:02окт08), (I-й вып:02окт08),  04окт08